Центр коммуникационных и мультимедийных технологий

МЕДИАПАРК

    Интервью с доктором филологических наук, профессором, заслуженным работником высшей школы Российской Федерации, заведующим кафедрой массовых коммуникаций Международной академии бизнеса и новых технологий (МУБиНТ) Валентином Николаевичем  Степановым  (г. Ярославль)

 

      - Валентин Николаевич, что такое провокативность в Интернет-среде? Как можно описать это явление?

      - Провоцирование лишь одна из трех голов «дракона» речевого воздействия, две другие – аргументация (убеждение) и суггестия (внушение). У этих голов разные «вкусы». Аргументация «любит» логичность, суггестия – ритмичность и синестезию. А вот любимое «блюдо» провоцирования – эмоции. Об этих «головах» можно написать целый роман, что-то вроде «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле. Уверен, может получиться очень увлекательно, потому что массовые коммуникации предлагают богатейший материал. Особенно это расцвело сегодня в Интернете.

      Итак, что же такое провоцирование? Во-первых, это заражение эмоциями. Но чтобы заразить, нужно сначала продемонстрировать эти самые эмоции. Помните фразу «делай как я»? В случае с провоцированием эта формула требует уточнения: «чувствуй как я». При этом демонстрировать можно эмоции и эмоциональные состояния, которые реально переживаешь или умело имитируешь – эффект будет в принципе одинаковым, правда, это зависит от мастерства «провоканта». Во-вторых, демонстрировать эмоцию можно невербально – мимикой или жестами. А можно и в речи – вербально. Таким образом, провокативными могут быть и «картинки», и речь, наши высказывания. В-третьих, провоцирование носит непрямой характер, в нем всегда под внешним смыслом скрывается другой, спрятанный, от которого всегда можно отказаться: «Я че, я ниче», «Сижу, никого не трогаю, починяю примус». Задача провоцирования – изменить эмоциональное состояние человека, его поведение, но сделать это так, как «нужно».

     - А вообще провокативность в медиа – это хорошо или плохо? Ведь в общественном сознании все, что связано с провокацией или провокативностью, несет негативный контекст?

      - Провокативность – это данность, она вне оппозиции «хорошо - плохо». Заражать можно любыми эмоциями – хорошими или плохими, провоцирование – это универсальный механизм. Всем доводилось слышать в свой адрес или самим произносить самый сильный провокативный жанр: «Я тебя люблю». В нем есть все признаки провоцирования: изначальная эмоция, ее демонстрация и финальный, желаемый провокативный эффект – изменение эмоционального состояния и поведения человека. Кстати, виртуозными «провокаторами» являются дети, точнее, мы, взрослые, делаем их такими. Ну, кто из взрослых устоит перед «провокативным» канюченьем: «Ой, мама, как ножки устали!». Ребенок поначалу просто не умеет точно выразить, что именно он чувствует или хочет. Вспомните себя на приеме у врача, как мы беспомощны, как нам трудно подыскать слова в ответ на вопрос: «Опишите свою боль». Нам проще показать. Со временем мы взрослеем, а провокативные умения только укрепляются и осваивают новые сферы общения.

      Провоцирование распространено в бытовом общении, а в условиях массового общения и в Интернете приобретает гигантские масштабы, потому что влиянию подвергаются массы, которые делают то, чего порой и не осознают. Массовая коммуникация сегодня в основном обращается к эмоциям, она ими манипулирует, поэтому я считаю, что массовая коммуникация сегодня заряжена эмоциями и заражает ими. А вот чтобы разобраться в том, что с тобой происходит и как так получилось, приходится «включать мозг», так называемое критическое мышление, подвергать рефлексии свое поведение, но на это не у всех есть время в наш сверхскоростной век. Я считаю, что в провокативности главное – не пугаться ее, а работать с ней. Если вы поддались эмоциям и «размякли» или наоборот, ожесточились, скорее всего, вы пали жертвой провоцирования. Если вы сохранили «холодный ум» и четкое видение ситуации, вы ведете себя профессионально.

       - Считаете ли  Вы интернет-площадки более удобными для провокативного контента, а пользователей более уязвимыми перед ним?

      - Именно так я и считаю. Во-первых, Интернет – мультимедийная среда и предлагает мультиканальное воздействие на все органы чувств: зрение, слух, а через демонстрацию мимики, жестов и поз – на зоны головного мозга, отвечающие за обоняние, осязание, вкус. Во-вторых, интернет-общение интерактивное и рассчитано на ответную реакцию, и инструментарий интерактивности растет как на дрожжах. В-третьих, интернет-общение, и особенно в социальных сетях, умело имитирует «живое» общение, это прекрасный симулятор, на котором можно «отрабатывать» и закреплять базовые навыки поведения, в том числе провокативности.

      -  Молодежная среда сама по себе несколько провокативна, особенно подростковая,  может молодым людям удобно жить и познавать себя через такую среду? Может социальные сети или другие площадки коммуникации в Интернете представляют для них идеальную нишу?

      - Согласен. Ребенок, потом молодой человек только учатся владеть своими эмоциями, выражать их, заражать ими. Поэтому так важно взрослым – учителям и психологам – показывать на своем примере, в общении с молодежью, «правильные» образцы эмоционального поведения, корректно реагировать на эмоциогенное воздействие. На мой взгляд, сегодня огромная человеческая и профессиональная проблема – инфантильность, когда взрослые в своем поведении демонстрируют психологические полюсы эмоционального поведения, их так воспитали: они либо «включают» ребенка и канючат, либо родителя – и «дрючат». Важнейшая ипостась психологического портрета человека, его «взрослость» и умение рационально мыслить и поступать, либо не развита, либо находится в зачаточном состоянии. Поэтому я считаю Ваш проект архиважным: начинать нужно с родителей, педагогов, психологов.

      - Спасибо, Валентин Николаевич. А как именно Вы часто сталкиваетесь с провокативностью в Интернете? Есть ли яркие примеры?

      - Я обучаю провокативности. И делаю это на собственном примере. Загляните в мои аккаунты в социальных сетях, и вы все поймете. Информация – вербально и невербально выраженная – должна быть заразительной, эмоциогенной. Буквально сегодня получил отклик из Сербии на свой вчерашний пост: «Спасибо за утреннюю улыбку». Я всего лишь выложил фотографию с улыбками – своей и коллеги. Пресловутые котики – ярчайший пример провокативности. Помните расхожее высказывание Станиславского: «Ребенок и животное на сцене переиграют любого профессионального актера».

       - Провокативность порождает в большей степени эмоции или все- таки нацелена на реакцию в действиях с последствиями?

       - Эмоции – сложный психологический феномен. Психологи вам многое расскажут об их силе, интенсивности, разложат эмоции на виды, опишут отличие эмоций от чувств и состояний, это очень познавательно. Но у эмоций, чувств, состояний есть и когнитивная «формула». В каждой эмоции заложена «схема» действия, благодаря этому мы интуитивно меняем свое поведение. Поэтому в определении провоцирования в качестве цели обозначено изменение состояния и поведения человека в соответствии с демонстрируемым состоянием провоканта.

      - Каков язык провокативности, его основные коды или посылы? И можно ли его распознать сразу, особенно молодому человеку?

      - Оставим пока за рамками нашего разговора невербальные средства провоцирования и остановимся на вербальных. Существуют две базовые провокативные стратегии провоцирования. Во-первых, человек рассказывает о себе, это стратегия признания. Во-вторых, человек рассказываем о другом человеке, это стратегия заботы. В каждой стратегии выделяются по пять речевых жанров: в признании – собственно признание, жалоба, представление, демонстратив, сентенция, а в заботе – совет, нотация, укор, провокативный вопрос и професема.

      Я с удовольствием при встрече приведу примеры каждого жанра. Все эти жанры непрямые, в каждом скрыт потайной смысл, очень часто в одном провокативном жанре скрыт другой, например, помните: «Вы еще кипятите? Тогда мы идем к вам». «Вы еще кипятите» - это вопрос, но можно понять и как укор: «Вы еще кипятите!» (и интонацией поработать), а можно и как совет: «Не надо больше кипятить», а можно и как признание: «Мы кипятим», а можно…. И так десять раз – в рамках провокативного дискурса.

      На занятиях мы учимся «упаковывать» провокативное намерение в каждый из десяти провокативных жанров. Особенно это «работает», когда мы учимся писать ответы на «токсичные» комментарии в социальных сетях.

      - Что нужно делать, чтобы не стать заложником провокативного контента в сети?

      - Отвечу очень просто: думать, сомневаться, считать до 10… И «упаковывать» свой ответ в тот же провокативный жанр – зеркалить, а это уже психологический прием. Но есть и другие пути – у каждого свой.